Бездействие управляющего причинило вред кредиторам

Бездействие управляющего причинило вред кредиторам

За это суд взыскал с него убытки в размере 64,2 млн руб. Эту сумму из-за его бездействия не получилось вернуть в конкурсную массу. Апелляция сочла, что причинение арбитражным управляющим ущерба должнику и кредиторам не доказано и отменила определение суда первой инстанции. Сменивший его другой конкурсный управляющий мог оспорить сделки. Кассация поддержала такую позицию. ВС объяснил, почему суд первой инстанции обоснованно взыскал с первого конкурсного управляющего убытки за его бездействие.

Попытка взыскать убытки

В деле о банкротстве фабрики один из ее кредиторов, коммерческий банк «Монолит», потребовал взыскать с Горбунова убытки в размере 110 млн руб. Налоговая также потребовала возместить ей 175 млн руб. убытков. По их мнению, бездействие управляющего по оспариванию притворных сделок нанесло ущерб кредиторам.

Суд первой инстанции признал, что бездействием Горбунов действительно навредил кредиторам, частично удовлетворил требования заявителей и взыскал с корыстного управляющего 64,2 млн руб. — стоимость заложенной производственной линии.

ВС взыскал убытки с управляющего

10-й ААС, напротив, посчитал, что причинение убытков не доказано. Если управляющий не включил спорные сделки в заключение, это не говорит, что он навредил должнику и его кредиторам. Такое заключение носит информационный характер. Оспаривать сделки может конкурсный, а не временный управляющий. После Горбунова, с февраля 2018 до марта 2019 года, управляющим был Игорь Дмитриев. Срок исковой давности по той самой сделке истекал в октябре 2018 года, поэтому у Дмитриева было достаточно времени ее оспорить.

Арбитражный суд Московского округа согласился с такой позицией. После этого действующий управляющий «Восхода» Павел Замалаев подал жалобу в Верховный суд. Репортаж с заседания — ВС взыскал убытки с корыстного управляющего.

Почему с первого арбитражного управляющего можно взыскать убытки

31 марта 2022 года ВС отменил апелляционный и кассационный акты и оставил в силе решение суда первой инстанции. Суд отметил, что цель конкурсного производства — расчеты с кредиторами. Для этого конкурсный управляющий должен, в частности, оспаривать сделки, из-за которых имущество должника было неправомерно отчуждено. Согласно п. 4 ст. 20.4 закона «О банкротстве», он обязан возместить убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением его обязанностей. ВС ссылается также на п. 11 информационного письма Президиума ВАС от 22.05.2012 № 150. Его суть в том, что если конкурсный управляющий виноват в убытках из-за утраты возможности увеличить конкурсную массу, то он должен их возместить.

Суд отметил, что Горбунов изначально знал о схеме вывода активов «Восхода» через цепочку сделок. Он стал конкурсным управляющим в октябре 2017 года и был им по февраль 2018 года. У него была возможность оспорить сделки и попытаться вернуть имущество должника для расчетов с кредиторами. Он этого не сделал.

Действующий управляющий Замалаев подал заявление об оспаривании сделок в июле 2020 года. В решении ВС говорится, что это не помогло вернуть имущество «Восхода», так как СКБМ уже передала его третьим лицам. Фактическую стоимость имущества СКБМ «Восходу» так и не выплатила. Если бы Горбунов оспорил сделки, то возможность вернуть имущество должника в конкурсную массу не была бы утрачена. Судьи указали, что между бездействием управляющего и ущербом конкурсной массе есть причинно-следственная связь. Это базовое условие для привлечения управляющего к ответственности.

Горбунова не освобождает от ответственности бездействие его коллеги Дмитриева. Горбунов знал о незаконности сделок и не мог не предвидеть, что из-за отказа от их оспаривания нельзя будет вернуть имущество должника. Поэтому он отвечает за причиненный ущерб в полном объеме.